Сон в зимнюю ночь: Кристина Кулакова о путешествии в сибирскую тайгу

09/01/2018

При разработке маршрутов Наташа сама отправляется в разведывательные экспедиции по диким местам. Ее близкая подруга Кристина Кулакова специально приехала из Австрии, чтобы быть ее компаньоном в непростом путешествии по сибирской тайге: вместе они мерзли, застревали в сугробах, пережидали снегопады в домиках смотрителей, но ни разу об этом не пожалели. И даже устроили «красивую жизнь» в аскетичной деревянной избушке. Вся правда о том, как команда NFR Travel создает для вас маршруты, — в отзыве Кристины.

  • Кристина Кулакова
    Фотограф, продюсер и путешественница.

    «Тайга не просто отвлекает от рутинной жизни, так происходит в каждом путешествии. Она очищает и отрезвляет, отсекает все ненужное и суетливое, приводит мысли в порядок. Суровые условия жизни, отсутствие связи и так мало людей. Когда будете думать про следующее путешествие, не смотрите в сторону балийских джунглей или Исландии, там не был только ленивый. Вспомните про тайгу»

Мы постоянно слышим про необходимость выхода из зоны комфорта. Но что на самом деле значит зона комфорта? Горячая ванна? Уверенность в завтрашнем дне? Или палатка на одного? Когда мне позвонила Наташа и позвала в разведывательную экспедицию по зимней тайге, я недолго раздумывала. Вопросы «с кем?», «зачем?», «почему?» появились после, а в начале было очевидно, что сама бы я в такое путешествие вряд ли отправилась. Вот в джунгли или Исландию — да. Но в Исландии были уже даже друзья моих родителей, а в русскую тайгу зимой, по бездорожью, не собрался бы ни один из знакомых мне модных трэвел-фотографов.

Приключения начались с самолета. Из-за сильного ветра пилоту понадобились три попытки, чтобы приземлиться. И пока мы наворачивали круги над Москвой, я почти пропустила единственный в сутки стыковочный рейс в Новокузнецк. Багаж мой оказался менее поворотливым и на самолет не успел. Так я осталась на сутки еще без своих вещей. Но про мороз могу сказать только одно: если подготовиться и купить правильную одежду, не так уж тут и холодно, а на крайний случай (он все же случился, когда мы возвращались из леса в –30 °C на снегоходе) всегда есть настойка покрепче (да, помогает) и спасательное одеяло (огромная золотая фольга), в которую я завернула замерзшие ноги.

«Нам все твердили, что мы не выберемся из леса и останемся жить в Усть-Анзасе до весны. Каждый день нас сопровождал жуткий снег, но когда нужно было снимать, небо вдруг прояснялось».

В Сибири живут шорцы. Народ численностью 13 тысяч человек, вдохновляющий, официально православный, но практикующий шаманизм. Перед отправлением в сердце тайги Чылтыс Таннагашева, первая шорианка, овладевшая горловым пением, провела для нас обряд и задобрила духов леса. Я до сих пор ношу на руке красную ниточку, духи остерегаются этого цвета. Нам все твердили, что мы не выберемся из леса и останемся жить в Усть-Анзасе до весны. Каждый день нас сопровождал жуткий снег, но когда нужно было снимать, небо вдруг прояснялось. Вот тебе и ниточка. Среди шорцев есть активисты, которые строят здесь культурные центры и пытаются спасти свои традиции, знания и передать их молодым поколениям.

Самым сильным ощущением стал первый день в приюте Тайжесу, до которого мы добирались сначала на электричке от Мысков и около четырех часов на снегоходе. Когда доехали до места, надежды на то, что снег перестанет идти, не было, и мне хотелось кричать и плакать от отчаяния. Вокруг нашего маленького домика ничего не было видно. Сидим мы у печки смотрителя Сергея Козина, разглядываем на компьютере его красивые фотографии, а в голове крутится только одна мысль: какого черта я тут забыла? Столько добирались, мерзли, а фотографировать нечего! Снег я могу и в Австрии, и в Подмосковье снять, да где угодно!

Пока мы спали, вымотанные, без матрасов, за ночь выпало под метр снега, и мы рисковали застрять в глухой тайге, как нам и пророчили. Приют Тайжесу находится в 47 км от ближайшей станции, и добраться туда можно пешком, на лыжах, снегоходе или вертолете. Настроение было так себе, но ко всеобщему удивлению стало проглядывать солнце, и мы решили рискнуть остаться еще на одну ночь.

Первое время казалось, что ничего особенного в этой тайге нет — деревья и деревья. Но когда я пошла прогуляться на лыжах немного вглубь леса, накрыло по полной. Во-первых, никогда в жизни я не видела столько снега и такого чистого звездного неба. Во-вторых, нет никакой связи, инфраструктуры, людей — и только это по-настоящему прочищает голову. От повседневной жизни отключаешься, а из забот — как бы не забыть высушить обувь и носки, чтобы не отморозить себе конечности. Все остальное время — разговоры о вечном (о чем еще в тайге говорить?) и сон. Не было ни одного дня, когда бы я почувствовала отсутствие удобств. Может, сказалось детство, проведенное с родителями в роуд-трипах и палатках, а может, наше понимание о комфорте иллюзорно и иногда нужна простая смена картинки.

На обратной дороге из Тайжесу мое сердце окончательно растаяло, и я начала рассматривать идею вернуться в эти места. Один из перевалов нам пришлось пройти пешком: слишком сильный наклон для загруженного снегохода. Шаг за шагом я ощущала бесконечность леса и могущество гор. Кромешная тишина, периодически нарушаемая нашим нытьем об усталости, и безумная красота. Мы выехали на рассвете, так что на перевале свет еще был мягким, но лютый мороз уже спал.

«Вот уж где я не ожидала встретить такого теплого и гостеприимного человека, так это в изолированном домике на горе в тайге».

Другим перевалочным пунктом стал дом смотрителя Василия. В пенсионном возрасте он вовсю носится по горам и даст фору любому профессиональному путешественнику. Вот уж где я не ожидала встретить такого теплого и гостеприимного человека, так это в изолированном домике на горе в тайге. Он кормил нас пловом, наливал, дарил веники для бани и травил байки про гостивших у него иностранцев. Потом мы отправились на электричке обратно в Мыски, откуда нас через очередной снегопад должны были отвезти в Таштагол, а на следующий день — в деревню Усть-Анзас.

Вертолет в деревню летает раз в неделю по понедельникам, при условии хорошей погоды. Нам повезло: вылет перенесли всего на несколько часов. Повезло, потому что его могли перенести на несколько дней, пока погода не прояснится. Солнце выглянуло буквально на несколько часов, но позволило нам улететь. В салоне стояли пластиковые окна и провиант в деревню: мука, крупы, сахар. Местные смотрели на нас с интересом: туристов зимой здесь практически не бывает. Ощущение бесконечности леса завораживает, особенно если смотреть на него два часа из вертолета. Куда ни глянь — лес и горы. Посреди этого леса нас и оставили, в деревне, где живет 200 человек.

Быт за последние сто лет здесь сильно не менялся. В каждом доме горят свечи, но на крышах установлены спутниковые тарелки. Единственное развлечение — телевизор — строго по расписанию: электричество дают на несколько часов, по вечерам. Детей местные отправляют учиться в интернат в Таштагол. Но скучать некогда: надо доить коров, расчищать от снега лодки и дороги, таскать воду и топить печку. У нас до телевизора дело не доходило.

Отдельным развлечением стало приготовление пищи: мы с Наташей любим вкусно поесть, поэтому привезли с собой все для пасты, кускус и фуа-гра. Ну и полкило пармезана. Наташа умудрилась приготовить арабьяту в ведре и терияки с кускусом на костре. Красиво жить не запретишь, даже в тайге.

Здесь мы познакомились с потрясающими людьми: местным охотником и его семьей, которые пригласили нас в гости. Я была поражена их энергией и желанием развивать в деревне туризм. Они взахлеб рассказывали про канадцев, которые жили у них, пока снимали документальный фильм, и строили планы на будущее. Это был глоток свежего воздуха на фоне спящей деревни.

На следующий день снега выпало очень много, и ни один водитель не мог попасть в деревню, чтобы нас забрать. Мобильной связи на ближайшие 60 км нет. Спас нелегальный телефон в одном из гостеприимных домов тайги и МЧС со снегоходами.

Девять вечера, мы садимся на снегоходы и мчим в Шерегеш, чтобы успеть на самолет в 8 утра из Новокузнецка. Ночью в лесу, без связи, в полной тьме, на снегоходе — от страшных мыслей меня спасали наушники и звезды. Я поднимала глаза и смотрела на небо, как на расслабляющее видео на YouTube. Доехали мы быстро, к тому моменту я готова была целовать землю, но ограничилась хлипким «ура»!

По возвращении домой в Вену первое время меня не покидало ощущение, что все это приснилось. Не было тайги, не было приключений, костров и снегоходов. Но постепенно жизнь возвращалась в привычный ритм, вставала на место, а вместе с этим пришла ясность мысли.

Тайга не просто отвлекает от рутинной жизни, так происходит в каждом путешествии. Она очищает и отрезвляет, отсекает все ненужное и суетливое, приводит мысли в порядок. Суровые условия жизни, отсутствие связи и так мало людей. Когда будете думать про следующее путешествие, не смотрите в сторону балийских джунглей или Исландии, там не был только ленивый.

Вспомните про тайгу.

Подписка

Лучшие путешествия, лайфхаки и специальные предложения по России
Подпишетесь на нашу рассылку с аккуратно отобранными путешествиями, лайфхакми и специальными предложениями по России.